Как не стало гаражей

как не стало гаражей
Поделиться

Префектура ЮАО не первый год целенаправленно проводит политику избавления города от того, что мэрия считает несоответствующим облику современного мегаполиса видом. Гаражи сносили под разными предлогами: в Чертаново Южное это было хорда, Чертаново Северное сносили под строительство плоскостных парковок в связи с введением платных парковок на перегруженных улицах, теперь вот дошла очередь до более социально-значимых поводов, вроде благоустройства.

В начале этого года начался процесс сноса всех стоянок вокруг Битцевского леса, где к району Чертаново Северное относились всего 5 открытых стоянок на Днепропетровской улице и Сумском проезде, а также в микрорайоне Северное Чертаново.

Фото: Сергей Самсонов

Безусловно, спорить со зрелым утверждением, что городу не нужны пережитки советской эпохи, нет смысла, однако, сносят гаражи всё равно под различные «нарушения законодательства», которое якобы имеют место. По закону, лишить человека собственного имущества у нас не так просто — для этого должны быть государственные нужды, и тогда оно может отобрать у вас всё, что угодно, и под это предусмотрена специальная процедура с привлечением оценщика и принятием решения либо в соответствующий городской комиссии, либо в суде. Тем более, город не имеет права выгнать из своего гаража инвалида, обеспечив ему машиноместо в первую очередь. Но даже здесь город не хочет соблюдать Гражданский кодекс (ст. 279-282, ст. 10), лишая человека к права на получение достойный компенсации за своё имущество. Сегодня даже самый плохой металлический гараж на рынке стоит никак не меньше 400.000 руб, причём, в цену уже изначально заложен риск того, что его вскоре могут снести. Нормальные машиноместа в крупных паркингах начинаются от миллиона, и такую цену в Чертаново найти можно только очень мотивированному поисковику. 

Однако, если вывернуть исполнение закона наизнанку, всё получается гораздо интереснее. Основной упор город делает на добровольную компенсацию — ведь если человек захочет снести свой гараж сам, то это уже стопроцентная гарантия того, что претензий с его стороны к городу или Префектуре не будет. Именно поэтому сначала не город определяет необходимость изъятия земли, а городская комиссия предлагает выплатить человеку компенсацию за снос. И все действия впоследствии стремятся к тому, чтобы убедить человека силой взять компенсацию, которую он брать не хочет по понятной причине: предлагается всего лишь 175 000 рублей.

А если обратить внимание на то, что сам снос прикрывается проектом благоустройства Битцевского леса, которого нет, а само решение градостроительной земельной комиссии является секретным и никому не предоставляется, но при этом на него ссылаются все органы власти, то и законная основа под данным решением крайне зыбкая.

Казалось бы, при получении такого уведомления можно сослаться на то, что вы не хотите сносить свой гараж, и подать на это решение в суд. Однако, ни один суд подобный иск не примет, поскольку никакие ваши права предложением снести всё самостоятельно не нарушаются: вам предложили, вы имеете право отказаться. Противоправные действия наступают лишь через несколько месяцев после подобного решения, и с первого момента нарушения ваших прав до окончательного сноса стоянки проходит не более 2 месяцев. Сегодня же только процесс принятия иска и первичного рассмотрения дела в суде займёт около 3 месяцев, то есть, к моменту рассмотрения по существу никакого гаража у вас уже не останется! И это всё будет происходить на фоне того, что упёрлись только вы, а ваши соседи, в отличие от вас, спокойно пошли в Управу и подписали соглашение о компенсации, оставив вас фактически в одиночестве или небольшой группой бороться за свои права.

Интересно, что психология масс здесь работает безотказно: люди, которые лишь недавно говорили, что им эти копейки не нужны, стройными рядами идут за компенсацией, как только Префектура начинает процесс демонтажа. А сам демонтаж начинается не просто так, а с ключевых объектов инфраструктуры, то есть, со сноса будки охраны, забора и въездных ворот на стоянку. При этом, на демонтаж часто даже представитель Окружной комиссии не приезжает, а если и приезжает, то не с оригиналом, а со странного вида ксерокопией выписки из ее решения. Назвать подобные документы законными сложно, но в присутствии полиции возникающие вопросы довольно быстро решаются, и ценных объектов инфраструктуры стоянка все же лишается. Это как в средневековье разгромить у крепости стены и думать, что те, кто стоят внутри, не сдадутся. 

Более того, сами гаражники здесь отстаивают свои интересы, то есть, место для хранения своего автомобиля, а город прикрывается какой-то мифической «пользой для всех». При этом забывается, что на территории гаражей безопасно хранятся автомобили, которые после сноса стоянки очутятся как раз в дворах, прилегающих к ней, поскольку никаких компенсационных мероприятий по созданию парковочных мест не предусмотрено.

Естественно, в этом процессе очень большую роль играет и то, что руководство стоянок на всём процессе жизни самой стоянки даже не заботится о том, чтобы у них были нормальные документы. Это всегда какой-то странный арендный договор, которые просто продляется от года в год по конклюдентному принципу, а о регистрации права собственности никто не думает даже сейчас, когда появился закон о гаражной амнистии. Естественно, и сам этот закон призван хоть как-то решить ситуацию только в регионах, потому что в городах федерального значения он не работает, где его существование подменяется местным законодательством, фактически делая его бессильным. За всё время его действия, то есть, почти за 9 месяцев, ни одного гаража в Москве по нему не было зарегистрировано.

Фото: Сергей Самсонов

Безусловно, на короткой дистанции окружающие лес гаражи своим исчезновением положительно сказываются на его виде, поскольку город на освобождая их территории, создаёт объекты инфраструктуры, которых ранее там не было, вроде плоскостных парковок или кафе. Однако, здесь необходимо помнить об одном важном отличии этих гаражей от окружающего их леса. Буквально 6 лет назад они были выведены из особо охраняемой природной территории Битцевский лес, поэтому сегодня на них, в отличие от самого леса, можно строить всё что угодно. Если проанализировать, что в последние годы было решено построить вокруг леса, увидим, что все освобождающиеся территории уступали место многоквартирным домам. Так появились ЖК Лесопарковый и Зелёная вертикаль на месте войсковых частей в Аннино, ЖК LES, который появился вместо планируемого объекта Москомспорта, а также уже запланированный жилой комплекс группы ЛСР на улице Красного маяка, который появится на месте снесенного Чешского центра. Конечно, отличие от Троицкого леса здесь разительное, но лишь в том, что там под топор легли деревья, а здесь стальные конструкции под ковш.

Что делать?

Уничтожение гаражей сейчас происходит с полным игнорированием интересов их владельцев, что не может не повлечь за собой их недовольство, поэтому, если мэрия не поймёт, что таким образом подрывает собственный имидж в глазах людей, рано или поздно, она может столкнуться с более серьёзным противостоянием владельцев и активистов. Из возможных решений здесь могут быть лишь публичные слушания, хоть как-то позволяющие привлечь людей к решению данной проблемы, с тем чтобы выработать подходящие условия, а также возврат к установленной законом процедуре изъятия земли под нужды города. На данный момент, все участники процесса понимают, что снос проходит лишь с кажущимся соблюдением законодательства, когда у людей изымают имущество, только формально выполняя требования законодательства о борьбе с самостроем (ведь гаражи таковым не являются). 

Естественно, здесь могла бы помочь и возможность корректировки законодательства по гаражной амнистии, которая сделала бы эту возможность реальной в Москве, если такое в принципе возможно. Либо тогда уже признать, что это для города слишком дорого, и больше не возвращаться к этой теме. Всякие же действия, напоминающие рейдерские захваты, в правовом государстве должны остаться в прошлом.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.