Как убивают Битцевский лес

как уничтожают битцевский лес
Поделиться

Битцевский лес, в том виде, в котором мы его знаем, в ближайшие три года перестанет существовать. По крайней мере, таковы планы Мэрии Москвы, которая хочет сделать из него что-то другое. Проблема ещё и в том, что мы достоверно не знаем, что именно хочет сделать мэрия: проект «реновации» Битцевского леса, который разрабатывается уже не первый год, должен увидеть свет лишь в конце 2022 года.

Да, на него уже потратили сотни миллионов рублей, но результатов пока никаких нет, при этом сами работы в лесу уже начались, и если вы довольно часто гуляете по нему, наверняка обращали внимание, что на разных его опушках уже сейчас можно заметить тяжёлую строительную технику: время от времени, со стороны микрорайона Северное Чертаново ведутся работы по закапывании трубы отопления для микрорайона, там же на опушке идёт активный выпил сухостоя и прокладка линии освещения, в Аннино чистят «Собачий пруд», на улице Красного Маяка копают котлованы для строительства кордодрома, в Ясенево роют не только траншеи для фонарей, но и делают подушку под дорожку то ли из плитки, то ли из асфальта. Благоустройство леса отдано наоткуп двум подрядчикам, которые по-разному не соблюдают даже природоохранное законодательство.

Фото: Татьяна Сафронова

С чего все началось?

Москва — очень большой город, и здесь сложные взаимоотношения между различными подразделениями, а также же ветвями власти. За все наши леса и парки ответственность несёт Департамент природопользования и охраны окружающей среды (ДПИООС), которому подчинена и Мосприрода, курирующая, помимо прочего, и наш Битцевский лес. До последнего времени ДПИООС подчинялся непосредственно мэру города Москвы, однако, после последних выборов 2018 года он был включён в структуру Комплекса городского хозяйства, в который вместе с ним вошёл и печально известный Департамент капитального ремонта (ДКР), отвечающий у нас в городе за укладку плитки, асфальта, бордюров и за прочие каменные достижения современной цивилизации. В отличие от ДПИООС, у ДКР бюджеты гораздо больше, поскольку современная красота стоит существенных денег и требует жертв. Вы видели ежегодную перекладку плитки в центре города? Это творчество Департамента капитального ремонта. Если вам случалось заметить перекладку асфальта по осени раз в месяц, это тоже их изобретение. Вы наверняка наблюдали и случаи, когда по свежему асфальту внезапно начинали прокладывать трубы, а потом закрывать новым слоем асфальта — это тоже они. Казалось бы, у департамента, который занимается, исключительно, неживыми объектами, шансов попасть в лес вообще никаких нет. Если ещё Департамент строительства имеет какие-то шансы построить где-то здесь внутри дом, но никак не плиточный департамент…

Но нет, буквально в 2020 году активисты обратили внимание на странный опрос, сделанный Департаментом капитального ремонта через бесплатный инструмент: формы Google, в которых у людей спрашивали, чего им не хватает в лесу. С одной стороны, это был довольно безобидный опрос, который, судя по данным ДКР, охватил порядка 5000 человек, которые почему-то сказали, что в лесу неплохо было бы поставить лавочки, положить асфальт и сделать освещение на дорожках. Вполне возможно, люди при этом просто стали объектом манипуляций в правильных руках социологов, составлявших данный документ. Впоследствии именно через него и были оправданы все действия по благоустройству, которые последовали.

Фото: Сергей Самсонов

Ни одно путешествие не начинается без карты. Проектированием городских улиц, расположением проездов и пешеходных переходов занимаются у нас совсем не чиновники, а специально обученные люди с архитектурным образованием, которые черпают международный опыт и пытаются его привнести в современные города, коим, безусловно, является Москва.

Основные юридические изменения прошли в 2020 году, пока все сидели дома. В это время Департамент капитального ремонта заказал довольно обычному проектному бюро «Атлас» проект благоустройства Битцевского леса. «Атлас» провел онлайн опрос среди жителей, чего им не хватает в Битцевском лесу: дорожек, лавочек или удобных туалетов, при этом и формулировки были подобраны так, что многие посчитали их манипулятивными. Интересно, что ДПИООС не имеет доступа ни к проекту, ни к его результатам, а сумма почти в 100 млн. рублей проходит вообще через ДКР. После уже упомянутой выше перекройки вертикали власти в Москве ДПИООС убрали из Комплекса городского хозяйства, но Департамент капитального ремонта все равно сделали ответственным абсолютно за все благоустройство в городе, включая и лесные массивы, к которым департамент раньше никак не относился. Проблема была только в том, что компания, в которой работают молодые урбанисты, никогда не занималась проектированием городских парков и лесов, не говоря уже о том, чтобы привлекать экологов и биологов для участия в подобных проектах.

Если вспомнить, что пару лет назад изменили требования к проектам, и государственную экологическую экспертизу для региональных ООПТ отменили, то поймем, что для проекта Битцевского леса, вместо экологической экспертизы, проведут обычную. То есть, без учета мнения даже тех послушных экологов, которые служат в Мосприроде. Уже в прошлом году прошло масштабное проектирование территории, на что затратили сотню миллионов рублей, а заодно и проложили ливневки в лесу, которые смыло весенними дождями и вдавило в грунт тракторами подрядчиков ДКР, а в этом году начали основные работы по «развитию» особо охраняемой природной территории Битцевский лес — которой может заниматься только Департамент природопользования, в соответствии с госконтрактом, установленными нормами закупки, с соответствующим техническим заданием — поскольку именно это внесено в Положение об ООПТ Битцевский лес. Ну, как «внесено» — было внесено.

Новая версия этого положения появилась в октябре 2020 года, и, хотя в ней существенно не изменялись сами границы леса, появилось разделение на «функциональные зоны», согласно которым к «заповедным зонам» отнесли только 6% территории — то есть, вся остальная часть может легко пострадать, а территории, которые сейчас прилегают к жилым районам, относящиеся к «рекреационным центрам» и «прогулочным зонам» имеют наивысший риск «благоустройства» уже в 2022 году, что мы и наблюдаем после сноса гаражей вокруг леса: прокладываются линии освещения и кабели видеонаблюдения, переделываются мосты, планируются кривые прогулочные дорожки из пластиковой плитки.

Из чего состоит лес

Битцевский парк — это просто название (в том числе, станции метро). Многие люди и представители власти подчас путают старое название «Битцевский парк» с лесом, хотя парком он никогда не являлся и сейчас не является.

Жить в лесу — не просто зеленая мечта эколога, но еще и банальное олицетворение экологически чистой жизни. Куда удобнее жить у выхода метро — сел и поехал — но лес куда важнее для психологического состояния горожанина: это возможность убежать от ежедневного стресса, и в случае Битцевского леса это касается районов Ясенево, Коньково, Черёмушки, Зюзино, Нагорный, Чертаново, Бирюлёво, Северное Бутово. Ведь наша жизнь — это не только работа, но и отдых: мы любим этот лес, мы по нему гуляем, катаемся на лыжах и велосипедах, а некоторые умудряются даже рыбу ловить в мелких ручьях. Достаточно спросить почти любого жителя этих районов, хотят ли они застройки леса, и поймешь, что вряд ли найдется даже 10 процентов тех, кто поддерживает это странное «развитие», не говоря уже о мифических запросах со стороны населения по поводу асфальтирования дорожек в лесу, никто и никогда не писал писем что им мало плитки и бордюров (если только у подъезда).

Битцевский лес имеет статус особо охраняемой природной территории (ООПТ), а потому относится к ведению специального ДПИООС, куда входит Мосприрода. Все это довольно стандартная бюрократическая система, которая до последнего времени, пусть вяло и неуверенно, но отбивала нападки на лес именно самим статусом ООПТ, хотя история знает куда больше интересных случаев: еще в 80-е на Лысой горе (это поле, на самом деле, с небольшим перепадом высоты) планировали построить зоопарк, который довольно быстро «мигрировал» в Ясенево, где даже пытались строить его разные элементы. Совпало это по времени и со строительством продолжения Чертановской улицы в сторону МКАД и улицы Академика Янгеля до воссоединения с Новоясеневским проспектом, но не совпало с желанием жителей, которые в течение двух лет боролись с упоротой бюрократией в рамках тоталитарного государства. Жители тогда победили, и та победа очень памятна всем до сих пор.

Сегодня лес — это островок природы, пусть и не дикой, но пока и не совсем освоенной нашими чиновниками. Любой эколог вам скажет, что смысла в развитии природы нет: как любой живой организм, она сама является взаимосвязанной системой и человека для своей жизни не требует (если речь не заходит о круговороте веществ в ней). Если что-то ломается, оно само чинится, вырастут орехи — их съедят белки, вырастут мыши — их поймают ласки, если проголодаются. Влезать в лес с благоустройством — все равно что без причины заменять плохие органы в теле человека на хорошие… они редко приживаются.

У леса есть своя дирекция, подчиняющаяся Мосприроде. Мэрия выделяет ежегодно ей часть городского бюджета, в рамках которого та ежегодно должна следить за лавочками, дорожками и белками. В лесу до какого-то времени было лесничество (как в любом лесу), но упразднили его более 10 лет назад, не осталось и лесников, зато есть экологи. Проблема в том, что последние уже априори ангажированы и говорят людям то, что нужно дирекции — а той нужно то, что скажут наверху.

Куда лес идет

По всей видимости, в ближайший год, до появления проекта благоустройства ожидать массированной застройки леса жилыми домами не стоит. В настоящее время ведется только застройка участков, ранее выделенных из границ Битцевского леса: на территории бывших войсковых частей в районе метро Лесопарковая и Аннино, также началась застройка бывшего «чешского центра» — здесь появятся прекрасные высокие многоквартирные дома. К капитальной застройке можно отнести и создание кордодрома, ради чего в стороне от улицы Красного маяка уже перекопали луг на глубину более 3 метров, что вряд ли можно охарактеризовать, как «некапитальные строения».

Увидеть расширение жилой застройки леса можно только к следующему году, но это станет ясно только после появления самого проекта благоустройства. Основные зоны риска здесь — как раз территории бывших гаражей (в Чертаново это Сумская улица, Днепропетровская улица, улица Красного Маяка и зона на улице Академика Янгеля, которая занимает обширную территорию от самого круга вглубь леса на территорию бывшей войсковой части и заканчиваясь в Аннино недалеко от нового микрорайона «Лесопарковый»). Не стоит также забывать о многолетней эпопее с дублером МКАД в качестве продолжения улицы Академика Янгеля и Чертановской улицы через лес, которую, вполне возможно, мэрия вернет в повестку, в рамках улучшения транспортной доступности города.

До декабря этого года мы не просто не знаем, что будет в лесу, мы вообще можем лишь гадать на материале того, что видим в реальной жизни. Создание сети парковых тропинок, а вместе с ней парковой подсветки и даже огромного количества интегрированных в единую сеть видеокамер наблюдения де-факто будет означать то, что в нашем лесу создают парк.

Просто это будет очень большой массив, и конвертировать его в один парк будет очень сложно, это повлечёт за собой сложности регулирования, поскольку, к примеру, сегодня почти 90% леса юридически относятся к ЮЗАО и лишь 10% к району Ясенево. Часть леса, однако, небольшими кусками относится к ведению Чертаново Северное, Чертаново Центральное Чертаново Южное. Скорее всего, грядёт более равномерное разделение леса между районами, в результате чего районы Чертаново получат себе в зону ответственности больше лесного массива, который отберут у района Ясенево. Делается это, скорее всего, совсем не для того, чтобы облегчить жизнь сотрудникам полиции, а возможно, чтобы осчастливить подразделения «Жилищника», ведь им необходимо будет обслуживать соответствующие зоны леса.

На данный момент, даже при принятии решений о работах Департамент капитального ремонта норовит «невзначай» сокращать полное наименование леса, именуя его лишь «природно-историческим парком Битцевский лес», забывая, что это, в первую очередь, «особо охраняемая природная территория». Именно этот факт сейчас сильно тревожит биологов, поскольку юридически лес всё дальше от того, чтобы полноценно считаться именно особо охраняемой природной территорией.

  • На такой территории нельзя проводить вообще никакие работы, ведущие к изменению ландшафта — они по факту проводятся.
  • На такой территории не допускается вторжение человека в лес — он сюда приходит, роет траншеи и укладывает плитку.
  • На такой территории не допускается капитальное строительство — а первые шашлычные и кафе появятся уже в скором времени, не говоря уже об огромном кордодроме прямо под окнами жилого комплекса на улице Красного маяка, который вскоре появится на территории бывшего «Чешского центра».

А поскольку всё это делается, лес всё больше фактически приближается к статусу парка, а это значит, что в ближайшее время рискует потерять тот самый статус особо охраняемой природной территории. В переводе на нормальный язык, наличие леса в городе слишком дорого для мэрии, которая вынуждена искать новые земли для строительства жилья для населения которое год от года только увеличивается. Здесь не трудно сложить 2+2, чтобы понять, что после преобразования в парк в лесу не просто появятся новые тропинки, но внезапно вырастут и новые дома.

Кому выгодно

Людям. Это основная точка зрения администрации города: представить все так, что в результате прокладки в лесу ливневки, создания удобных асфальтовых дорожек с ночной подсветкой для прогулок и катания на велосипеде, рекреационных зон с тренажерами, площадок для игры в волейбол, собачьих площадок, пунктов проката лыж и велосипедов, спортивных центров, шашлычных площадок, безусловно, выиграет городская среда. Появление новых жилых районов и удобство проезда через новые транспортные магистрали тоже жителю города будут на руку. То, что леса от этого станет лишь меньше, тоже понятно.

Парку. Естественно, если сделать из леса парк, то это будет очень хороший и большой парк: сюда можно будет сажать именно те породы деревьев, которых здесь не хватает и которые лучше смотрятся, по сравнению с обычными березами и липами. Естественно, парк будет побеждать лес и развиваться в ущерб ему. В замыслах мэрии, судя по планам нашего градоначальника, — сделать из нашего леса подобие Центрального парка в Нью-Йорке, который является точкой притяжения для тех, кто стремится к природе и готов для этого ехать на окраину города. Предполагается, что вокруг леса для этого должны появиться многочисленные парковки для приезжих, кафе и шашлычные с музыкой для их отдыха, и многочисленные туалеты, которые теперь в лесу и так есть.

Департаменту капитального ремонта, которому, по всей видимости, уже тесно в пределах границ, разрешенных для прокладки бордюров и плитки в городе, поскольку появятся новые возможности для движения, а горизонты расширения деятельности отодвинутся — более того, появится доступ к очень интересной части бюджета размером 29 млрд. рублей в год на обустройство московских ООПТ. Но интересен и сам доступ на территории, куда ДКР не мог до 2018 года зайти, в силу структуры управления, когда ДПИООС подчинялся напрямую мэру. Ну, а в условиях, когда метраж бордюринга и площадь укладки плитки посчитать сложно, в силу того, что территория лесная, и свобода действий тоже увеличивается, ведь действия уже не требуют проведения экологической экспертизы, появляется простор для различных серых схем траты бюджета. Естественно, все затраты на «благоустройство» будут проходить через Департамент — а это не только прокладка дорожек, света и создание любых капитальных объектов, но и строительство домов, которые, вполне логично, через некоторое время здесь тоже появятся.

Департаменту природопользования и охраны окружающей среды, который вместо леса получит в свое распоряжение уже парк, в котором только небольшую часть трогать нельзя. Поскольку парк — это полуприродная территория, она не регулирует сама себя и требует постоянного присутствия человека, поскольку деревья там испытывают стресс и большую нагрузку, поэтому они стареют быстрее, так что их там надо чаще менять и подсаживать, открывая департаменту более простой доступ к затратам бюджета.

Невыгоден этот процесс только лесу, поскольку практически от каждого шага ему придется сокращаться. Не будем забывать, что это легкие города, поэтому сегодня очень просто представить ситуацию, как поражение легких в каком-то определенном проценте.

Что делать

Сегодня нет никаких простых решений, но точно есть те, которые эффективны. Самым неэффективным является позиция второй лягушки из сказки, которая сложила ласты и утонула в сметане. Посчитать, что от тебя ничего не зависит, что за тебя все решили, что ты не специалист — как раз то, чего ждет администрация города: не суй нос и дай нам делать то, что мы умеем. К умениям, по всей видимости, относится талант укладывать асфальт так, чтобы он выглядел, как лоскутное одеяло, плитку, чтобы она вовсю пускалась в пляс в зимнее время, а краску так, чтобы не сохла. «Аккуратность воздействия на природу», с которой ДКР обещает проводить работы в лесу, уже сейчас видно на фоне изъезженных тракторами лугов и перекопанных по корням дорожек.

Однако, никто не требует биться с палкой с тракторами — все битвы сегодня идут не в лесу, а за его пределами.

  1. Информировать ваших соседей о происходящем. Им по телевизору рассказывают обычно полностью противоположное: что в лесу белкам срочно нужны фонари и камеры видеонаблюдения.
  2. Замечать нарушения в ходе работ и писать обращения в органы власти: ДПИООС и Мосприроду, которые уполномочены штрафовать нарушителей
  3. Добавиться в группы активистов в поддержку Битцевского леса.
  4. Обязательно подписать петицию онлайн и, что еще важнее, оффлайн. Активисты собирают подписи в любой день возле метро

Чего нельзя делать в лесу

  • Без разрешения Мосприроды копать или даже втыкать палку в землю, изменять географию почвы и проводить выпил деревьев
  • Выкапывать траншеи даже по договору, если нет согласования с ОАТИ
  • Въезжать на территорию леса без пропуска на любой технике
  • Производить любые работы в ночное время
  • Производить шумные работы в период с 1 апреля до 31 июля (период гнездования)
  • Производить работы в отсутствие проекта или генерального плана

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.