Четыре вопроса к муниципальным выборам в Чертаново Северное

4 воппроса к муниципальным выборам
Поделиться

Последние выборы можно охарактеризовать по-разному, но мы не будем, чтобы соблюдать новации в уголовном праве, а просто покажем вам все то, до чего мы добрались, просто анализируя данные выборов, взятые на офоциальном ресурсе ЦИК — туда уже сейчас выложены данные, поступившие из УИК нашего района. В принципе, подобное может сделать любой из вас по родному округу или району, просто чтобы понимать масштаб происшествия.

Все активисты сталкивались с работой портала «Активный гражданин» — многие считают его просто инструментом убеждения москвичей в том, что они принимают участие в решении городских вопросов благоустройства и урбанистской оптимизации — и наверняка обращали внимание, что абсолютно любые его вопросы принимаются примерно одинаковым соотношением голосов 80/20 (фактически Закон Парето). При этом никакой прозрачности процедуры онлайн-опроса, который фактически заменяет сегодня публичные слушания, нет: мы не знаем, кто голосовал, из какого района, какой вариант выбрал, уполномочен ли он вообще голосовать (как это обычно бывает с публичными слушаниями) и пр.

Сегодня мы видим, как работает система выборов «ногами»: на участках есть наблюдатели, есть прописанные процедуры и довольно прозрачная структура отчетности с двойным учетом даже на уровне выданных бюллетеней — все это дает возможность утверждать, что выборы на участках проходят абсолютно законно и довольно прозрачно, и количество нарушений на них находится в разумных пределах.

Избирательный участок в Чертаново

Однако, структура онлайн-голосования полностью противоположна этой: да, здесь есть наблюдатели, да, это удобно и позволяет определенные инструменты контроля за системой, правда, в совсем других масштабах: основное наблюдение сосредоточено на офлайн-голосовании, в то время как онлайн непропорционально малое. В этой связи, возникает ряд вопросов даже просто по анализу отчетности.

1. Сколько людей проголосовали на каждом УИК за каждого кандидата?

Достаточно взгляда на отчетность, которую нам предоставляет сейчас ЦИК, чтобы понять, что она некорректна даже в представлении.

Данные с сайта ЦИК

Обратите внимание на пункты 3 и 7, в которых приведены цифры, относящиеся к офлайн-выборам: просто при рассмотрении отчетности на сайте ЦИК и суммировании количества выданных бюллетеней (или находящихся в стационарных ящиках), мы получим сумму по кругу №1 2291 и 2287, соответственно. В данном случае, ЦИК забыл исключить цифру электронного голосования из них. Количество бюллетеней, полученных участковой комиссией тоже составляет 22100, а не 29750 — в противном случае, у каждого УИК были бы данные электронного голосования для каждого кандидата не в процентах, а в абсолютных цифрах.

Как же так, ведь любой избиратель, получивший бюллетень (неважно, онлайн или офлайн), зарегистрирован в определенном районе и относится к соответствующему участку — выделить цифры в базе данных не представляет особого труда, ведь список избирателей с самого начала является электронным, данные в это базе уже присутствуют и должны объединяться по запросу?!

Расчетная таблица по данным ЦИК

При подаче протоколов в ТИК многие УИК предоставляли некорректные данные, не вычитая данных ДЭГ — это попало в протоколы, выданные на руки наблюдателям. Впоследствии в самом ТИК эти данные скорректировали, а значит, статистика по онлайн-голосованию получена и уже учтена.

Уличная агитация в Зюзино

2. Почему системный сбой в пятницу 9 сентября в период с 13:00 по 15:00 не учтен?

По заверениям ДИТ Правительства Москвы, сбоев не должно было быть — а значит, были проведены необходимые испытания, обеспечивающие корректную работу со списком избирателей, обеспечивающим исполнение Конституции РФ в части активного избирательного права. Другими словами, никого не могли лишить права проголосовать на основании недоступности системы — для этого на участках присутствуют и распечатанные бумажные списки избирателей.

Учитывая посещаемость УИК, данная проблема не была существенной, поэтому не так много людей были лишены возможности воспользоваться своим правом голоса — однако, посещаемость сервера выборов была существенно выше, и в это время эти избиратели также не имели возможности проголосовать. По этому факту были написаны жалобы, не учтенные ТИК района Чертаново Северное, как минимум.

Тем не менее, по странному совпадению, некоторые аналитики систем «массивов данных» (Big data) обращают внимание на странное поведение сервера голосования, зафиксировавшего в это время всплеск посещаемости на уровне утренней, предполагая, что в это время могло происходить все, что угодно. Максим Гонгальский прямо называет это вбросами, а мы утверждать это не можем, поскольку подтверждающих данных нет (и не будет) — но возможность решить это для себя самостоятельно есть у каждого из вас.

3. Почему за кандидатов Единой России более активно голосуют онлайн?

Любая теория в социологии опирается на ряд основополагающих факторов, которые не требуют опрашивать все население, чтобы понять распределение мнений в нем — достаточно выборки в 1000 человек, чтобы выстроить соотношения мнений и прийти к выводу, что именно люди думают, с довольно высокой точностью. Мы можем представить, что люди, которые ходят на выборы пешком и онлайн, все же отличаются друг от друга, но в массе своей они примерно одинаковы, поэтому всякий раз, когда есть существенные отклонения олжны обращать на себя внимание.

Расчетные таблицы по 1 и 2 округам Чертаново Северное по данным ЦИК

И здесь получается следующее: количество голосов, отданное за кандидатов Единой России на участке, где соблюдается тайна голосования, но есть достаточное количество наблюдателей за законностью осуществления процесса голосования, соотносится с онлайн-голосами за них, как 23-25/77-75% (в 1 округе Чертаново Северное) и 27-32/73-68% (во 2 округе Чертаново Северное). В тех же округах данное соотношение для всех остальных кандидатов составляет 34-45/66-55% (в 1 округе Чертаново Северное) и 41-48/59-52% только для КПРФ (во 2 округе Чертаново Северное), при том, что все остальные участники получили такое же соотношение, как у Единой России. Создается сомнительное ощущение, что в 1 округе избиратели предпочитали голосовать онлайн больше за партию власти, а во втором очень не хотели голосовать онлайн только за КПРФ — при том, что были другие коммунистические объединения, за которые они голосовали с тем же соотношением. Вполне возможно, народные массы просто настолько сильно отличаются друг от друга от района к району, что в одном совершенно не видят разницы между разными течениями у коммунистов, а в другом видят более четко и голосуют более осознанно.

Уставшие сотрудники после выборов

4. Почему в интернете не читают интернет?

Чтобы отвлечься от странных цифр Единой России, давайте посмотрим на КПРФ — по 2 округу здесь сложно заметить между ними разницу, поскольку четверо из них являются нашими активистами, да и пятый работал на избирательной кампании очень хорошо. Более того, онлайн публиковался ряд «рекомендаций» от разных политических течений, которые их равномерно и поддержали. Зато по 1 округу один известный список поддержал лишь двоих, а трое остались без его поддержки. Тем не менее:

  • Лидер списка Владимир Лиходькин (набрал больше по ДЭГ), не поддержанный разными рекомендациями, набирает почти столько же, сколько яркий активист Даниил Мозгунов (набрал больше на участках), которого многие в свои рекомендации включали
  • Виталий Шелепень, Ангел Павлов и Александр Русаков набирают одинаковые цифры в сумме, хотя Шелепень получил поддержку, а его друзья — нет. Интересно, что и тут ситуация аналогичная, Шелепень получил больше на участках, а Павлов с Русаковым — онлайн

Обратите внимание, что это один округ, в нем живут соседи, которые видят с утра одну и ту же рекламу кандидатов, ходят одними маршрутами и встречают на поквартирке одни лица — как они могут так разительно отличаться друг от друга? Ведь, по идее, люди с кнопочными телефонами реже читают интернет, раз не зарегистрированы на mos.ru — поэтому и списков этих дурацких не видят, зато сильнее находятся под влиянием агитаторов, приносящих им килограммы макулатуры, которую печатает тот, у кого денег на кампанию выделено больше.

Громов, Чечулин, Самсонов

5. Почему самовыдвиженцев снимали только в первом округе?

Наша команда разделилась между двумя округами: четверых активистов (Елена Волкова, Михаил Раков, Сергей Туровец, Петр Аблисимов) поддержала КПРФ во втором округе, поэтому им не пришлось сдавать подписи (но там подписи успешно сдали аж 5 самовыдвиженцев), а еще трое (Ольга Филин, Алексей Громов, Сергей Самсонов) решили выдвинуться в первом, и двое были сняты, поскольку часть подписей была признана недействительной. Справедливости ради, не забудем Илью Чечулина, который нарушил процедуру сбора подписей и был снят не из-за того, что сами подписи были плохи, но просто, как оказалось, он не имел права их собирать самостоятельно из-за статуса (приостановленного) члена комиссии с правом решающего голоса.

Однако, получается, что, волшебным образом, все недействительные подписи собрались только в одном округе. В итоге, в 1 округе было только 2 самовыдвиженца, а во 2 — целых пять (только Олег Мусатов вел хоть сколь-нибудь заметную кампанию).

Стоило предположить, что я отвечу в конце статьи — но я не буду, возможно, вам стоит подумать самим.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.