Сезонное благоустройство

сезонное благоустройство
Поделиться

Москва — это огромный мегаполис с 3-триллионным бюджетом, позволяющим проводить укладку плитки нового сезона сразу после сезона предыдущего, в то время как обычный житель может наблюдать лишь отблески той роскоши, которые в этом бюджете заложены. Интересная картинка в центре, которая попадает в фотографии и имеет все шансы, чтобы ими гордиться, сильно расходится с ее результатами в чертановском дворе, покрытом заплатками из асфальта, будто намеренно уложенными таким образом, чтобы полностью искоренить в городе нерадивых водителей электросамокатов, борьба с которыми начата будто бы наперекор созданию инфраструктуры якобы для удобного передвижения по городу. 

Однако, даже если отвлечься от первоначальной красивой идеи и ее скромного результата, отметим, что само благоустройство длится обычно два-три месяца, как правило летние — при этом москвичи испытывают кучу неудобств, а именно: грязь в момент работ, мусор после них, ограничение доступа к привычным местам передвижения — зачастую такие места перегораживают заборами, отчего краткий прямой путь превращается в долгий обходной. Если увлечься изучением бюджета города, то для получения реального результата придется стать гениальным бухгалтером, который сможет отыскать свой парк в Чертаново в тысячестраничном документе. Естественно, позиционируется такой подход, как улучшение условий жизни для человека и ради него — только при этом сам человек в этом процессе не участвует абсолютно никак. Все решения принимаются чиновниками на основании собственных же решений и установленных стандартов, а исполняют их подрядчики из числа ГУП, которые им подчиняются.

Фото: Татьяна Сафронова

Интересно, что все работы ведутся только для обеспечения освоения средств из бюджета на заранее предусмотренные целевые программы, с использованием либо неквалифицированной рабочей силы, либо некачественных материалов, хотя, судя по заложенным в бюджете расходам, «на бумаге» привлекаются все же высококлассные специалисты. И хотя сам бюджет наполняется, в основном, за счет зарплатных налогов, то есть, нас, живущих в этом городе, все результаты завершают, как правило, либо перед выборами, а они у нас теперь официально в сентябре, либо ко дню города, чтобы создать иллюзорную картину, что город делает для наших жителей абсолютно все.  Получается, что все лето жители и гости столицы испытывают дискомфорт от ремонтных работ, а в начале осени наконец происходит чудо! Появляются, как по мановению палочки, новые парки, широкие тротуары и газоны в центре, а часто и ярмарки на окраине города.

Но и такое благолепие становится недолгим, поскольку Москва уже в середине октября медленно, но верно погружается в зиму и находится в этом состоянии целых полгода. Ни для кого не секрет, что места благоустройства восстанавливают или заново благоустраивают в середине весны. Получается, что основными красотами похорошевшей Москвы обычный житель так и не успевает насладиться — создается уверенное впечатление жизни в условиях нескончаемой стройки. 

Даже первоклассник может сложить довольно простые числа: 3 месяца – ремонт, месяц –восстановление, шесть – зима… остается всего два месяца, когда можно выйти на улицу и порадоваться жизни! Естественно, большой растущий город, один из немногих растущих в России и точно лучший во всей стране, должен развиваться, становиться краше и больше. Однако, в отрыве от народа этот процесс проходить не может — и при этом у нас даже на законодательном уровне предусмотрены возможности участия в общественной деятельности для всех граждан.

Нам нужно проводить публичные слушания, а мы пользуемся подменяющим их сайтом «Активный гражданин», где каждый может «проголосовать» за ту или иную бредовую придумку, даже не живя не только в конкретном городе, но и в конкретном районе, довольствуясь ложным ощущением того, что поучаствовал в определении будущего облика нашего любимого города. Давайте вместе решать, каким быть нашему городу, ведь и жить в нем предстоит не только нам, но и нашим детям.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.